Эмиль
...and home before dark.
...Еще на позапрошлой неделе соседи сверху начали свой гнусный ремонт. Они сверлили стены в раннюю рань, они засыпали наш дом мелкой цементной пылью через вентиляцию, они перекусили провод от нашей люстры, так что заказной торт я готовила по ночам в неприятном полумраке. Поэтому он такой. Не то чтобы я вовсе его стыжусь - сметанный крем с крапинками натуральной ванили вышел очень даже - но да, им и собой я недовольна.


Под конец той недели коллеги обрадовали меня вестью, что я делаю три больших торта на корпоративное отмечалово. В дополнение к тем трем тортам, которые планировала сдать днем спустя. Упс, сказала я, вот жеж черт - но отказываться было нежелательно.
Их было проще приготовить, чем согласовать - первые три - но как-то я чуть было на них не закончилась.
Неделя сменилась. Первые три дня я спала по два часа и делала торты. Вот эти.

В какой-то момент они настолько мне не нравились, что в своем потенциально продающем инстаграмме я выложила их скопом, чтобы скрыть всяческое несовершенство. Потом это прошло.
Ремонтники сочли, что самое время нанести решающий удар, и затопили нас со страшной силой. Вначале звонкая капель с потолка радовала нас с Сашкой и бодрила, мы подставляли тазики и кастрюли и бегали наверх ругаться. Приехал хозяин, милейший парень, много смеялись; капли превращались в струи, а потом снова в капли. В последующие дни течь меняла локализацию от ванной к кухне, а мы преисполнились такого пофигизма, что только отмечали, вернувшись с прогулки: ага, в кастрюлях вдоль стенки опять вода. Я делала торты. Оркестр Титаника - тьфу в сравнении с, дали мне родители сравнение. Последний парад наступает...
Зато враги починили люстру. Она немного искрила, добавляя в мою жизнь красок, но без нормального света по ночам я бы не сдюжила.
К моменту корпоративного отмечания я зомби, но этот зомби купается в лучах славы. Вокруг нездоровое оживление, кто-нибудь то и дело убегает поплакать. Я сообщаю коллективу, что крайняя голова дракона на торте та, которая блюет - это побратим, славный Рыцарь Невозмутимости, и свершившаяся месть за давнюю обиду делает меня спокойнее.

Потом я сплю чуть больше и делаю торты, которые греют мне душу. Вот эти. Они такие крутые, что их мне хочется показывать в деталях, пусть даже фото вышли, в сравнении с оригиналами, какие-то неказистые.



Я делала текстуру дерева! Я делала переходы цвета!





Это тоже торт цветовых переходов. На фото не видно, какая подлодка черная и как она блестит, и как переходят друг в друга оттенки синего - картина почти мраморная - тоже нифига не видно.




А у этого торта получались на диво эффектные кусочки.


После казенщины на тему "зеленый-граната-с праздником!" меня не оставляло делание сделать синий планетоид с глазами на стебельках. Я реализовала его, я довольна. Вживую он был лучше во сто крат.

Это было поразительно безрадостное время.
Мисочки новой партии почти не радовали: только полторы штуки вызывали прежний восторг, а остальные мой внутренний голос объявил безвкусными порождениями криворукой... - в этом месте он забыл слово, объединяющее в себе самодовольство, неумение и бездарность, но все было ясно и так. На работе без моего обычного довольного флера люди сделались не такими приятными. От недосыпа я покрылась сыпью, и унылая, опухшая, страшная как чума тетка из образования смотрела на меня из зеркала. Она и сейчас там, и мой чертов внутренний голос твердит, что такое никому не может нравиться всерьез. Новый торт в таком настроении кажется наиболее верным немедленно выкинуть с балкона, а не нести в гости, где он будет служить плохой маскировкой того, насколько я там не к месту... ну и и так далее. У начальства я вчера спонтанно была нелюбимой женой, но мысль о том, что эта работа может внезапно закончиться, обрадовала меня и взбодрила.

Это были дни полной и насыщенной жизни. Я еду с Ритой на концерт Orange House, где пинта-другая красного эля ненадолго делает из меня человека. Я снова курю - как мне этого не хватало! - и никотин возвращает кисель внутри в более пристойное агрегатное состояние. Я праздную с родителями, готовлю блины и миндальный торт "альмонди", восьмой на неделе, чисто на интерес, а потом не беру его в гости, потому что он слишком вкусный. Сашка варит клубничный глинтвейн, мы гуляем до парка, а на деле до блинного фудкорта, и выстраиваем сюжет условной дамской ЛитРПГ на добрую треть, а потом смотрим странное кино про войну древних китайцев с инопланетянами. Я читаю наконец "Дом, в котором", что с дополнениями, и нахожу их по большей части лишними. Я встречаюсь с Зёброй и осваиваю новую настолку, которую начинаю даже вяло хотеть себе в коллекцию, и гуляю под дождем, и получаю гонорар за мисочки, и езжу по друзьям, и сплю почти два выходных дня подряд под звуки вражеских дрелей и молотков. Кошка спит на мне.
Легче отчего-то не становится.
Но рижские шпроты умеют ждать. Это просто хандра, она пройдет. Надо ждать, и не воспринимать все всерьез в этой оптике, и найти уже сюжет, чтобы заткнуть в себе эту пробоину.
Работа и сон я воспринимаю сейчас как средство телепортации в завтра, когда что-нибудь может обернуться иначе. Например, наступит весна и день придет снова.

@темы: трудовой подвиг, слайды, пятиминутка самоненависти, пратортики