01:07 

Эмиль
...and home before dark.
"Какая чушь! Что за нелепый вздор!
О вечности я думал, взяв топор!"
Недельной давности пост - это я внезапно сходила на рок-оперу Преступление и наказание. Коллегам достались билеты из профсоюза и они взяли меня с собой за компанию. У меня было хмурое настроение, я изрядно недолюбливаю даже не столько Достоевского, сколько достоевщину как таковую, и мне показалось, что может выйти в известной степени весело, тем более с первоисточником наверняка сотворят нечто противоестественное.
(Надеюсь, они все же не сумеют испортить его настолько, чтобы тебе понравилось, писала в общем чате Танька, пока я делилась впечатлениями. Она болела за Достоевского)
Ну, что я могу сказать. Светящийся топор, летающий в воздухе над темной сценой, производит неизгладимое впечатление (за старушкой, спрашивает мама с воодушевлением, когда я пересказываю это по телефону - нет, отвечаю я, пока за Раскольниковым). Декорации - современные, на всех афишах зачем-то горит машина, не имеющая к сюжету никакого касательства - но в отдельно взятый момент эта современная интерпретация принесла мне счастливое счастье. Лужнин, Дуня, Разумихин, сестра старухи-процентщицы - ликвидированы за ненадобностью, из многочисленных родных Сони Мармеладовой появился только отец, чтобы спеть нетрезвую песню о том, какой же он подлец и негодяй (и даже не умер в конце, зато массовка бодро нанесла Раскольникову побои - так, для нагнетания обстановки). Характеры смело подправлены: вместо серой мыши, весь образ которой строится на жертвенности в одной из худших ее форм, Соня Мармеладова становится дерзкой проституткой с насыщенной внутренней жизнью, о которой она звучно и много поет. Сцена, в которой она внезапно режет Раскольникова заточкой, а потом на него КАК ЗАПОЕТ!.. - потрясает воображение.
Позиционируется это, если я все правильно поняла, чуть ли не как национальный проект. 1500 девушек пробовались на роль Сонечки Мармеладовой! "Во тьме Сеннооой владеет мноооой любоооой!.."
Это вы все придумали, интеллигентно спрашивает в чате Даша, но нет, это так оно и было на самом деле.
Но какой же там шикарный вышел Порфирий Петрович (в одной из статей об этом эвенте он "контроль-фрик, садист и ловкач", хех)! Какая прекрасная там сыскная линия!.. Нужно, пожалуй, немного поработать в следствии, чтобы оценить, насколько она восхитительна. Без такого специфического личного контекста выходит все же не совсем то.
Приходит Раскольников на допрос в качестве свидетеля (пока, хе-хе) в Следственное Управление этого сеттинга. Там совершеннейшие менты в современной форме, и в своем кабинете (со столом и стулом, все как надо), Порфирий Петрович в форменном же кителе полковника, кажется, юстиции (юстиции - однозначно, а вот в звании я не уверена) - играет на пианино. Нет, ИГРАЕТ НА ПИАНИНО. И делает это так, что я тихо плачу от счастья, вцепившись в Сашку, до самого конца сцены. Примерно такого уровня благородного безумия я неосознанно пыталась добиться, когда читала в строю бумажные книги и пекла в суточном наряде на КПП вафли в вафельнице, но пианино! - куда мне.
Так же, как Соня на Раскольникова поет, Порфирий Петрович на него играет, и как метод психологического давления на подозреваемого это работает просто отлично - тот сначала читает очередной раскольников-рэп в том ключе, что вы ничего не докажете, потом начинает биться в корчах, и вот-вот уже начнет писать чистосердечное признание, как еще один натуралистичный сотрудник притаскивает случайно задержанного с переходе, который, конечно же, уже во всем признается. Раскольников приходит в себя и радостно сматывается, Порфирий Петрович раздосадован, потому что это, конечно, было страшно не вовремя (типичные опера, думаю я - ничего не могут сделать, как надо). Потом люди в милицейской форме освобождают сцену, увозя стол и пианино, а мы с Сашкой сидим и думаем, было ли оно вещдоком или стояло там всегда.
Уже потом я нашла в сети записи 2007 года, когда только записали музыку - сейчас же сделали постановку, и музыкальная часть при этом, как я поняла, сильно пострадала. Да и сюжет сильно переработали, но я недостаточно, мм, прониклась этой штукой, чтобы переслушивать что-то помимо сыскной линии. Первая песня Порфирия Петровича - встреча с Раскольниковым на вечеринке по случаю Хэллоуина, где он по ходу игры в жмурки (ну да, оно такое) исполняет свою версию песни "Я гениальный сыщик", и золотая молодежь превращается на время практически в слаженный хор МВД, а потом опознает Раскольникова наощупь: "А колечко-то маменькино!" В постановке этой реплики, кажется, не было, зато сильно позже Раскольников приставал к нему: откуда, мол, вы знаете маменькину колыбельную?.. Внятного ответа не получил.
И теперь я задаюсь вопросом, что за загадочные отношения их связывают. Откуда следователь по особо важным знает маменькино колечко наощупь и зачем читал
"статейку" неизвестного студента?.. Вначале я склонялась к сакраментальной версии типа "Я твой отец, Люк!.." - но потом появилась другая: мало ли, бывают в жизни совпадения. Маменьку знал, а статейку мог читать по долгу службы: если вспомнить, как Раскольников в поисках материнского Священного писания перерывает свои книжные запасы ("Капитал... Майн кампф...") - можно предположить, что статейка вышла в какой-нибудь запрещенной экстремистской периодике, благо содержание вполне соответствует.
А вот сам кусок с песенкой следователя по особо важным (его там так и отрекомендовали, да-да). Он довольно привязчивый. Если бы я все еще работала ясно-где, взяла бы один фрагмент оттуда себе музыкальной темой.
musik.kz/track/5246945_178989381

@темы: культурная жизнь

URL
Комментарии
2016-04-12 в 12:29 

Студиозус
Can't work today, still queer.
Обоги!!!
Слушать песенку следователя не рискнула, но вообще, судя по твоему описанию, это, конечно, вещь!

2016-04-14 в 11:35 

Эмиль
...and home before dark.
Студиозус, я задумчиво сказала тогда Сашке - мол, а я бы посмотрела в другом составе... Нет, ответил Сашка очень веско. Никогда.
А вот мама послушала меня и решила, что она бы рискнула)

URL
     

Staring at the sun

главная